magda
1046

Количество просмотров

Магдалина Булавина
Антарктика: холодный климат…горячая любовь… ЧАСТЬ III (автор Sue Halpern, перевод Дианы Никитиной)
http://diana-nikitina.livejournal.com/1987.html

«Обрамлением» наших разговоров являются захватывающие Антарктические ландшафты, в большинстве своем лед – во всех его проявлениях.  Если о судне можно сказать «шустрый, ловкий» - то эти эпитеты, несомненно, подходят «Коринтиан II». Скользя вниз по проливу Герлаха или легко двигаясь среди льдов канала Лемар, «Коринтиан II» проворно маневрирует среди ледяных великанов - айсбергов.

В познавательной программе была лекция Джона Фрика «Наука льда для начинающих», и мы довольно хорошо разбираемся, в чем разница между донным льдом и отдельными льдами на поверхности моря, и что такое морской и паковый лед. Фрик рассказывал нам также, как вес верхних слоев ледника оказывает давление на нижние, и таким образом лед движется. И как от ледников отламываются массы льда, похожие на огромные куски белоснежного торта, и так родятся айсберги. Это нам рассказывал Фрик, а чуть позже мы сами слышали это, когда поднимались по прибрежному горному хребту в 400 футов высотой в Бухте Неко, у выхода из узкого залива Эндворд. Поднявшись, мы остановились на некоторое время; окруженные лазурным небом, все смотрели на огромное ледяное пространство на противоположной стороне – оно было в трещинах, подобно опаленной земле. И все прислушивались – к гулу, рокоту, похожему на гром, только громче. Люди смотрели вверх, пытаясь разглядеть в небе следы грозы, урагана, шторма. «Вон там!» - крикнул кто-то, показывая на выдающийся край ледника, который на наших глазах раскололся и обрушился в воду, вызвав при этом большую волну.

Возможно, мы еще встретим этот ледник, вернее, части этого самого ледника, когда будем возвращаться по проливу Герлаха. А, быть может, этот отколовшийся лед станет частью вод Бухты Неко, которую мы посетим по пути к острову Плено. Обилие кусков льда в бухте Неко делают здешние воды как - будто гуще, и это напоминает напиток, который смешали блендером. Лед – неотъемлемая часть Антарктического пейзажа. Он может быть как угрожающе – опасным, так и восхитительно – прекрасным. У острова Плено мы проплываем на Зодиаках между айсбергами, которые, кажется, светятся изнутри мягким голубым светом. Мы кружим вокруг айсбергов и рассматриваем их, как скульптуры в музее – вот эта, огромная ледяная глыба похожа на айсберг Генри Мура, а тот, который служит цирковой площадкой для акробатов – тюленей – из работ Кальдера.
 
«Однажды я видел айсберг протяженностью в 17 миль», - говорит Фрик. Даже для Антарктики, где понятие «масштаб» имеет свой собственный смысл и рамки, это большой «кусок» льда. Тот айсберг, который видел Фрик, откололся от массы льда величиною с остров Роуд. А этот «ледяной остров», в свою очередь, «оторвался» от громадного шельфового ледника Ларсен В в 2002 году. Огромные столовые айсберги с идеально плоскими поверхностями, которые могли бы служить аэродромами для приземления воздушного флота из десятка ИЛ – 86, тоже следы того самого Ларсен В.  
Шельфовый ледник похож на ледяной причал, выступающий с суши. Толщина Ларсена была 650 футов, а возраст его расценивался примерно в 12 тысяч лет. Этот ледник выступал в море Уэдделла на многие мили. И вдруг он исчез. Более 700 биллионов тонн льда откололись от берега и поплыли по течению. Пришлось переделывать карты Антарктики. А ученым пришлось пересматривать свои гипотезы о последствиях перемены климата. Они понимали, что существует связь между потеплением климата в Антарктике и исчезновением ледника, но не могли точно сказать, как, в сущности, возрастание температуры на несколько градусов могло стать причиной того, что ледник откололся.  
Через четыре года, в 2006, они опубликовали свои заключения: повышение температур и истончение озонового слоя над южным полюсом привели к усилению ветров, которые двигались над полуостровом в направлении против часовой стрелки и приносили сюда теплый воздух. Теплый воздух ослаблял ледовый покров. И однажды ледник не выдержал.  
Но этим выводом открытия ученых не ограничились. Они обнаружили кое-что еще – гораздо более серьезное и опасное. Шельфовый ледник выступал этакой «пробкой в бутылке» - он «держал» ледник, расположившийся в бухте позади него. Как только половина Ларсена оторвалась от берега, сток другого ледника стал увеличиваться. И таяние того, другого, ледника несет огромное количество пресной воды в воды океана. «Если ледники «похудеют» всего на несколько футов и стаявшая вода попадет в океан, это будет иметь серьезнейшие последствия во многих областях Земного шара; если растают все ледники, уровень воды возрастет со 150 до 200 футов. Все морские порты и некоторые самые густонаселенные города окажутся под водой», - мне случайно попалась статья в старой копии «Geographical Review» в библиотеке судна. Статья была написана Лоренсом МакКинли Гудом, (Laurence McKinley Gould), вторым руководителем экспедиции Ричарда Берда 1929 года. Она была опубликована в 1957 году, и этот его «фантастический» прогноз прозвучал тогда совершенно нелепо и невообразимо. 
Много сведений об Антарктическом озоновом слое было собрано учеными, которые работают, сменяя друг друга, по 14 месяцев на станции Вернадского на острове Галиндез. До 1996 года станция принадлежала Великобритании, сейчас она контролируется Украинским правительством. Галиндез находится на широте 65 градусов 13 минут 67 секунд S, и это самая южная точка, которую нам предстоит достигнуть в нашем путешествии. Ученые приглашают нас посетить их лаборатории и показывают свое научное оборудование. Но, откровенно говоря, совсем не исследования и наука, какими бы интересными они ни были, влечет сюда посетителей. Главная привлекательность станции Вернадского – слухи о диком и сумасшедшем баре на втором этаже здания станции. BEST BAR IN ANTARCTICA («Лучший бар в Антарктике») – значится на указателях, ведущих в открытую комнату, освещенную мигающими рождественскими огоньками. Здесь гремит музыка диско, молодые люди у бильярдных столов «режутся» в пул. Бармен за стойкой наливает водку, а над стойкой красуются винные бокалы и предметы женского нижнего белья. («Отдай свой бюстгальтер – и выпивка бесплатно»).
Расслабление в баре - это, видимо, совершенно новый и неординарный способ ­приобщиться к науке, и, судя по нескольким шефам станции, восседающим у стойки на барных стульях за 2 часа до ланча, это и вправду работает.
Позже мы посетили еще одну антарктическую станцию, правда, на этот раз недействующую - бывшую британскую научную станцию в Порте Локрой на острове Гудьер. Во времена Второй Мировой войны Порт Локрой служил военной базой, а позже его отдали ученым для проведения здесь исследований ионосферы, в ходе которых была обнаружена озоновая дыра. Организация Антарктического Наследия Великобритании (The United Kingdom Antarctic Heritage Trust) провела здесь реставрационные работы, после чего бывшая станция превратилась в музей. Помимо древних радиоприемников и пожелтевших страниц антарктических дневников, нас тут ждала редкая зоологическая достопримечательность: молодой королевский пингвин, который пожаловал сюда аж из Южной Георгии, пройдя тысячи миль. Позабыв про пресловутое пятиметровое расстояние, этот высокий, статный красавец с поистине военной выправкой и ярко-желтыми полосами по бокам шеи с удовольствие позирует восхищенным папарацци, явно осознавая свою «звездность».

Порт Локрой – самое популярное туристическое место в Антарктике. За сезон 2005-06 здесь побывало более 10 тысяч гостей. А в 2006-07, когда сезон посещения Антарктики продлился до самого апреля (обычно он заканчивается в середине февраля), сюда наведались 16 тысяч туристов. «Боюсь, число туристов приближается к опасной отметке, их очень много, и может появиться угроза для дикого животного мира Антарктики», - говорит Рик Аткинсон, который работает здесь каждое лето.  
Это касается не только Порта Локрой, где количество посещений контролируется, но и всего полуострова. Число туристов неуклонно растет – от 12 тысяч в 2001 году до 30 тысяч в 2006. Территория Антарктики не принадлежит ни одному государству и правительству, и это не позволяет контролировать количество посещающих ее людей. Существует добровольная самостоятельная туристская организация «Международная Ассоциация Антарктических Туроператоров» (International Association of Antarctic Tour Operators). Однако далеко не все круизные компании, работающие в Антарктике, организуют свои туры в соответствии с нормами этой организации. А ведь есть еще и вертолетный туризм.

«Будьте осторожны. Будьте очень осторожны и внимательны», - предупреждает Тревор Поттс, член нашей экспедиционной команды.
Наша заключительная высадка в Антарктике, на Южных Шетландских островах, как итог всех предшествующих высадок. Мы видим вечно «улыбающихся» пингвинов чинстрап, и пингвинов Генту с оранжевыми клювами, и макарони тоже тут, с пучками золотисто-желтых перьев над глазами. Здесь и поморники, высматривающие одиноких птенцов в надежде полакомиться пингвиненком.


И, наверное, не меньше двухсот тонн морских слонов, похожих на добродушных пьяных толстяков – вон они, лежат в прибрежной грязи и зевают, и отрыгивают.

Морские котики тоже тут – греются на солнышке по соседству с тюленями – крабоедами, морды которых в красных пятнах от криля.
А в небе, похожие на воздушных змеев, кружат качурка Вильсона, и капский голубок, и южный гигантский буревестник - теперь мы можем узнать их. Но это еще не настоящий экзамен на то, что мы узнали за время нашего путешествия. Это придет позже, после того, как в сопровождении странствующих альбатросов мы пересечем Пролив Дрейка и обогнем мыс Горн, миновав арку из двойной радуги. Мы поймем это потом, каждый раз, когда будем слышать о влиянии глобального потепления на жизнь пингвинов, и тюленей, и китов, и криля. Когда будем думать, что останется только вспоминать и мечтать об этом ледяном Эдеме, когда его уже не будет…

Fatal error: Call-time pass-by-reference has been removed in /home/bitrix/sites/clubcruise/bitrix/components/custom/blog.post.comment/component.php on line 141